Toggle the Widgetbar
«Если же кто-либо осмелиться сделать изображение Божества – невещественнаго и безтелеснаго, и невидимаго, и не имеющаго формы и цвета, то мы отвергаем от себя, как ложное.» Иоанн Дамаскин
 
Как ранее мы уже писали про «привычное-каноничное«, желая показать несостоятельность многих традиций, базирующихся в основном только на том, что «так делали раньше», так и сейчас, в статье о том, что не должно изображать Бога Отца, хотим начать с того же, с поиска источников данной традиции.
Известно, что до 15 века не писали Бога Отца ни ни иконах, ни на фресках, таких изображений не знают ни мозаики, ни книжные миниатюры, вобщем говоря, нет нигде и следа на такие изображения. Мода на такие иконы зарождается у латын и к середине 16 века эта мода в своей совершенной свободе переходит и на Русь. Даже несмотря на запрет Стоглавого Собора в 43-й главе «Да и о том святителем великое попечение и брежение имети, комуждо по своей области, чтобы гораздыя иконники и их ученики писали с древних образцов, а от самомышления бы и своими догадками Божества не описывали. Христос бо Бог наш описан плотию, а Божеством не описан, якож рече святый Иоанн Дамаскин: не описуйте Божества, не лжите, слепии, просто бо, невидимо, незрително есть. Плоти же образ вообразуя, поклоняюся и верую и славлю Рождшую Господа Деву «

Хотим пояснить, что Собор запрещает «своими догадками Божества описывать» не в отношении к Исусу Христу, так как никто и никогда не пытался этого сделать, а скорее к тем, кто пытается изображать какое-то другое изображение Божества, помимо воплощенного Сына Божия!

Мода эта пришла на Русь сначала в сложных богословско-дидактических иконах, многие из которых не могли понять даже председательствующие на  Стоглавом Соборе. А после, мода эта проявила себя и в ныне всем известных иконах, таких как «Отечество», «Троица Новозаветная», «Триипостасное Божество», «Сопрестолие» , «Распятие в лоне Отчем», с этих же пор у нас стали писать и кощунственные иконы Святого Духа, которые изображают Его в виде голубя. Любители этих новшеств могут оправдаться только тем (хотя это вовсе и не оправдание), что Дух Святой был явлен над Сыном Божиим во время Крещения. На эту тему мы уже писали здесь. Хочется только повторить свой вопрос,- а почему не в виде огня? Ведь Дух Святой был явлен над апостолами и в виде огненных языков в день Пятидесятницы? Так же и относительно икон «с Богом Отцом». Наши благочестивые заступники в данном вопросе могут сослаться только на традицию и на как им кажутся справедливыми в этом вопросе- на явления Божества пророкам в Ветхом Завете. Давайте спросим святых отцов, как толкуют они 18 стих первой главы на Иоанна- «Бога никтоже виде нигдеже: Единородный Сын, сый в лоне Отчи, Той исповеда» ( Иоанн 1:18)
Иоанн Златоуст:
 «Вот и в чтении, ныне нам предложенном, говорится, что Бог имел лоно, а это свойственно телам; но никто не будет столько глуп, чтобы бестелесного почитать телом. Чтобы все это понять в смысле духовном, как должно, исследуем это место подробнее. «Бога не видел никто никогда». Каким путем евангелист пришел к этому? Показав великое преимущество даров Христовых – такое, что неизмеримое расстояние находится между этими дарами и сообщенными через Моисея, он хочет потом высказать и достаточную причину такой между ними разности. Моисей, как раб, был служителем дел низших; а Христос, как Владыка и Царь и Сын Царя, принес нам несравненно высшие дары, сосуществуя всегда с Отцом и видя Его непрестанно. Потому-то евангелист и присовокупил: «Бога не видел никто никогда». Что же мы скажем на слова велегласнейшего Исайи: «видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном» (Ис.6:1)? Что скажем на свидетельство самого Иоанна о том, что Исайя сказал это тогда, когда видел славу Его (Иоан. 12:41)? Что скажем на слова Иезекииля? И он ведь видел Бога, сидящего на херувимах. Что – на слова Даниила? И он говорит: «и воссел Ветхий днями» (Дан. 7:9). Что также – на слова Моисея: «покажи мне славу Твою, дабы я познал Тебя» (Исх. 33:18,13)? А Иаков и прозвание получил от этого, т.е. был назван Израилем, а Израиль значит: видящий Бога. Видели Его и другие. Итак, почему же Иоанн сказал: «Бога не видел никто никогда»? Он показывает, что все то было делом снисхождения, а не видением самого существа божественного. Если бы они видели самое существо, то видели бы его не различным образом. Оно просто, необразно, несложно, неописано; не сидит, не стоит, не ходит. Все это свойственно только телам. Но как Бог существует, это знает Он один и это возвестил сам Бог Отец через одного пророка: «Я», говорит, «умножал видения, и чрез пророков употреблял притчи» (Ос. 12:10), то есть, Я снизшел, явился, но не тем, что Я есмь. А как Сын Его имел явиться нам в действительной плоти, то Он изначала приготовлял людей к созерцанию существа Божия, сколько им возможно было видеть. Но что Бог есть сам в себе, того не видели не только пророки, но и ангелы и архангелы; и если бы ты спросил их об этом, то в ответ не слышал бы ничего о существе, а только пение: «слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Лк. 2:14). Если бы ты пожелал узнать о том что-либо от херувимов, или серафимов, то услышал бы таинственную трисвятую песнь и что «вся земля полна славы Его» (Ис. 6:2). А если бы ты обратился с вопросом к силам еще высшим, то ничего не узнал бы, кроме того, что у них одно дело – хвалить Бога. «хвалите Его, все Ангелы Его, хвалите Его, все воинства Его» (Пс. 148:2). Итак, самого (Бога Отца) видит только Сын и Дух Святой. Да и как созданное существо, каково бы оно ни было, может видеть Несозданного! Если мы не можем ясно видеть какую бы то ни было бестелесную силу, даже сотворенную, — а этому много оказалось примеров по отношению к ангелам, — то тем более мы не можем видеть существа бестелесного и не созданного. Поэтому и Павел говорит: «Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1Тим. 6:16). Но не принадлежит ли это преимущество только одному Отцу, а не Сыну? Нет – и Сыну также. А что принадлежит это и Сыну, послушай Павла, который показывает это и говорит: «Который есть образ Бога невидимого» (Колос. 1:15). А как образ невидимого, Он и сам невидим; иначе не был бы и образом. Если же (Павел) в другом месте говорит: «Бог явился во плоти» (1Тим. 3:16), — ты не удивляйся; это явление совершилось во плоти, а не по существу. Но что и Он невидим, не только для людей, а и для высших сил, показывает также Павел. Сказав: «явился во плоти», он присовокупляет: «показал Себя Ангелам».
Таким образом Он показался ангелам тогда, когда облекся плотью; а прежде того они также не видели Его, потому что и для них существо было не видимо. Как же, скажете, сам Христос сказал: «смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного» (Мф. 18:10)? Что же? Неужели Бог и лицо имеет и небесами ограничивается? Но никто не будет до такой степени лишен ума, чтобы утверждать это. В каком же смысле это сказано? В том же, в каком сказано: «блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8). Говорится здесь о видении, нам возможном, о видении умом и мыслию о Боге. Таким образом и об ангелах можно сказать, что они по своему чистому и бодрственному естеству всегда не что другое созерцают, а только Бога. Потому-то и сам (Господь) также говорит: «Отца не знает никто, кроме Сына» (Мф. 11:27). Что же? Неужели все мы находимся в неведении о Нем? Нет; только никто не знает (Отца) так, как Сын. А как и прежде многие видели Его, в доступной для них мере видения, существа же божеского не видел никто, так и ныне все мы знаем Бога, но какой Он в существе своем, того не знает никто, — только один Рожденный от Него. Знанием Он здесь называет точное созерцание и постижение, и притом такое, какое имеет Отец о Сыне. «Как Отец знает Меня», говорит Он, «[так] и Я знаю Отца» (Иоан. 10:15)      …      А что же еще мы узнаем от Сына, как сущего в недрах отчих? Что узнаем от Единородного? Во-первых, что это самое составляет Его действенную силу. Потом, мы получили более ясное учение и познание о том, что Бог есть Дух и что поклоняющиеся Ему должны поклоняться духом и истиною; еще же и то, что Бога видеть невозможно, что Его не знает никто, кроме Сына, и что Он есть Отец истинного Единородного; также и все прочее, что об Нем повествуется. Само же слово: «явил» выражает учение яснейшее и очевиднейшее, которое Он передал не одним иудеям, а и всей вселенной, и которое сам исполнил. Пророкам внимали не все иудеи, а Единородному Сыну Божию покорилась и и уверовала вся вселенная. Итак, исповедание означает здесь особенную ясность учения. Потому-то называется и Словом и Ангелом великого совета.»
Не понимают наши противники, что Ветхий Завет не знает непосредственного Богооткровения, что все видения Ветхого завета были лишь символами и тенями, да и кто из пророков дал нам описание лица Божества- какой величины Его нос, какого цвета глаза, какие пропорции головы, каковы размеры Его губ, ушей, скул? Нет таких описаний! Но откуда они тогда взялись спросите вы? Ответ очевиден- от наших соседей латын.
Все пророческие видения, в том числе и Даниила, толкуются Церковью как явления Сына Божия, как предвозвещения Его воплощения. Смысл этих пророческих прозрений в том и был, что как «образы и сени» они упраздняются при появлении подлинного человеческого образа Бога. Ветхозаветный запрет этим не упраздняется: Бог остается неизобразимым, так как «Бога никтоже виде нигдеже». Бог видим и, следовательно, изобразим только в воплощении. Поэтому изображения не воплотившегося Бога Отца могут быть основаны только на латинских мудрованиях «вне свидетельств».
И беседовавший с Авраамом в куще был Сын (18, 1) ( Иоанн Златоуст. На Иоанна. Беседа 33. Часть 2. )
И когда апостол Филипп просит Спасителя показать ему Бога, говоря: «Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас.» (Иоанн 14:8) Спаситель отвечает ему : «Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца?»  (Иоанн 14:9) Вселенский учитель это место из Евангелия объясняет так:

«Филипп хотел видеть Отца этими телесными очами, быть может, потому, что слышал о Пророках, что они видели Бога. Но ведь то, Филипп, было говорено приспособительно к нашей немощи. Потому-то Христос сказал: Бога никтоже виде нигдеже (1, 18), и еще: всяк слышавый от Отца и навык, приидет ко Мне (6, 45). Ни гласа Его нигдеже слышасте, ни видения Его видесте (5, 37). И в Ветхом Завете сказано:не бо узрит человек лице Мое, и жив будет (Исх. 33, 20). Что же Христос? Сильно упрекает его: толико время с вами есмь, и не познал еси Мене, Филиппе? И не сказал: не видел Меня, но: не познал еси Мене. Но ведь я, мог сказать Филипп, не Тебя хочу познать; я желаю теперь увидеть Твоего Отца, а Ты мне говоришь: не познал еси Мене? Какая тут связь? Весьма близкая. Так как, пребывая Сыном, Он есть то же, что и Отец, то Он справедливо в Себе Самом показывает Отца. Потом Он разделяет ипостаси, говоря: видевый Мене виде Отца, чтобы кто-нибудь не сказал, что Он – вместе и Отец, и Сын. Если бы Он был Отец, то не сказал бы: кто видел Меня, тот видел и Его. Почему же Он не сказал Филиппу: ты требуешь невозможного, того, что несообразно с человеческою природою, что одному только Мне возможно? Так как Филипп сказал: довлеет нам, как будто бы уже познал (Христа), то Христос показывает, что он и Его не видел; иначе, если бы он мог видеть Его, то увидел бы и Отца. Потому и сказал: видевый Мене виде Отца, – кто видел Меня, тот увидит и Его. А это значит вот что: ни Меня, ни Его видеть невозможно. Филипп хотел познать чрез зрение, и так как думал, что уже видел Христа, и хотел таким же образом увидеть и Отца, то Христос показывает, что он не видел и Его. »  ( Иоанн Златоуст. На Иоанна.  Беседа 74. Часть 1. )

Если же кто спросит,  а как древняя традиция написания Ветхого Деньми? Разве Ветхий Деньми не есть Бог Отец?- Никак! Ветхий Деньми это Господь Исус Христос! Посему иконографически лик Ветхого Деньми такой же как у Спасителя, только по видению Даниила волосы пишутся белоснежными. Он же подписывается Ис Хс (Исус Христос), на Ветхом Деньми пишется клав на плече (изображающийся у Божиих посланников и преимущественно у Исуса Христа) а так же одежды хитон и гиматий.

Бог Отец
Ветхий Деньми Исус Христос
Для того, чтобы наглядно проследить латынское мудрование беснование и в особенности влияние на русскую иконопись, посмотрите сначала на картину Альбрехта Дюрера «Поклонение Святой Троице», заметьте, что картина написана католиком в 1511 году
Бог Отец
Альбрехт Дюрер "Поклонение Святой Троице"

А теперь посмотрите  на нашу русскую икону » Распятие в лоне Отчем «, которая была написана около 1600 года.

Бог Отец
Распятие в лоне Отчем. Ок 1600 года
Чувствуете сходство? А ведь мало того что сходство так еще и кощунственное изображение Распятого. Всмотритесь внимательнее, то ли Тело Господа отодвинуто как бы на задний план, за образ Серафима, то ли горе художник смешал Господа с Серафимом- не понятно. На Кресте сидит какое-то «тело» и машет мечем, что за «тело» и зачем оно сидит на Честном Кресте? Далее.. Короче говоря, икона вызывает одни вопросы.. Вот такие у нас соседи, учат нас уму-разуму, а мы и не против, мы ведь без западного мудрования жить не можем.

В заключение хотим привести еще несколько цитат из известных «Трех слов в защиту иконопочитания» Иоанна Дамаскина:

  • «Если же кто-либо осмелиться сделать изображение Божества – невещественнаго и безтелеснаго, и невидимаго, и не имеющаго формы и цвета, то мы отвергаем от себя, как ложное.»
  • «Ибо невозможно делать изображение Бога -–безтелеснаго и невидимаго, и невещественнаго, и не имеющаго ни внешняго вида, ни очертания, и непостижимаго. Ибо как будет изображено то, что не доступно зрению? Бога никтоже виде нигдеже: единородный Сын, сый в лоне отчи, той исповеда  . И: никто не узрит лице мое, и жив будет, говорил Бог.»
  • «Видишь, что из за [избежания] идолослужения [Писанием] запрещается рисование изображений, и что невозможно, чтобы Бог – безтелесный и невидимый, и неописуемый был изображаем. Ибо образа Его, говорит [Писание], не видесте  ; как говорит и Павел, стоя в средине Ареопага: род убо суще Божий, не должни есмы непщевати подобно быти божество, злату или сребру, или каменю художне начертану и смышлению человечу.»
  • «Ибо, если бы мы делали изображение невидимаго Бога, то действительно погрешали бы, потому что невозможно, чтобы было изображено безтелесное и невидимое, и неописуемое, и не имеющее формы. И опять: если бы мы делали изображения людей и их считали богами, и служили – как богам, то действительно поступали бы нечестиво. Но мы не делаем ничего из этого. Ибо после того, как Бог, по неизреченной Своей благости, воплотившись, явися на земли во плоти и с человеки поживе  , и воспринял природу и величину, и образ, и цвет плоти, мы, делая Его изображение, не погрешаем. Ибо сильно желаем увидеть Его образ; потому что как говорит божественный Апостол, видим ныне, якоже зерцалом в гадании  . Изображение же и есть зерцало и гадание, соразмерное с величиною нашего тела. Ибо ум, и после многих напряжений, не в состоянии выйти из пределов телеснаго.»
Константин Антонов

Константин Антонов

Милостию Божией грешный иконописец.

Вам также может понравиться

Комментировать запись

Мы не опубликуем Ваш адрес электронной почты. Нужно заполнить все отмеченные поля *

Работаем с 9:00 до 22:00

Заказы принимаем круглосуточно

Напишите нам:

drev.obraz@gmail.com

Позвоните нам:

+7 (908) 671 44 79

WhatsApp

+Toggle the Widgetbar

© 2012-2018. (7527 год от Адама) Иконописная мастерская "Древнерусский образъ"

Константин и Анастасия Антоновы

Современное Древлеправославие